Открытие первого музыкального вуза Урало-Сибирского региона в Свердловске было запрограммировано статусом города, ставшего с 1920-х гг. столицей Урала. В выборе же руководителя Свердловской консерватории решающее значение имели личностные и профессиональные качества М. П. Фролова. Специалист высокого уровня (обучавшийся в двух консерваториях, Киевской и Петроградской, и по двум специальностям - фортепиано и композиции) появился в Свердловске всего за шесть лет до открытия консерватории. За недолгое время М. П. Фролов успел зарекомендовать себя в городе как организатор двух структур - музыкальной школы № 1 (1931) и оргкомитета Свердловского отделения союза композиторов (1932). С самого начала 1930-х гг. он ставил вопрос об открытии в Свердловске музыкального вуза и предпринимал максимум усилий по подготовке к созданию консерватории.

В назначении на должность ректора немаловажную роль сыграла и композиторская специальность М. П. Фролова. Испытанная временем традиция поручать руководство высшими музыкально-образовательными заведениями композиторам имела прецеденты еще в первых академиях Италии, была продолжена в Германии, в России и обоснована той основополагающей ролью, которую играют создатели музыкального искусства в функционировании социокульторного цикла.

Для Советской России тех лет задача создания новых произведений социалистической тематики выдвигалась как стратегически наиболее актуальная. Сочинения М. П. Фролова, появившиеся по приезде в Свердловск, оказались созвучными времени. Центральным из них явилась оратория «Поэма об Урале», созданная к 15-летию Октября и торжественно представленная в 1932 г. в сценической постановке Свердловского оперного театра. Автор ее вступал в пору зрелости и чувствовал себя способным к масштабной созидательной деятельности.

Поток мощной энергии просветительства, которой был заряжен приехавший на Урал музыкант, побуждает искать ее истоки в юности М. Фролова. Он родился в Бобруйске Могилевской области в семье инженера-железнодорожника. Затем вместе с родителями в годы строительства КВЖД несколько лет жил в Омске, а в годы учения - в Харбине. Учится в единственном учебном заведении города - Коммерческом училище. Музыкой занимается дома, но семейным музицированием не ограничивается. В зале училища он устраивает концерты, ставит с соучениками музыкальные сцены и целые спектакли. Уже в этих начинаниях очевидны задатки будущего лидера и организатора.

Незаурядная воля и целеустремлненность проявились при выборе профессии, когда наперекор отцу, настоявшему в 1912 г. на обучении сына в Петербургском Институте инженеров путей сообщения, он избирает стезю музыканта. С 1913 г. М. Фролов учится в консерватории у выдающейся пианистки А. Есиповой, затем у ее ученицы Н. Позняковской. Начинает сочинять музыку, и по поводу своих композиторских опытов обращается к директору вуза, композитору А. К. Глазунову, получив совет всерьез заняться сочинением. Романсы на стихи русских поэтов-символистов и оперные опусы по произведениям Л. Андреева отражают, как справедливо замечает Л. А. Серебрякова, очевидное воздействие петербургской культуры «серебряного века».

Грянула революция, и, не окончив вуз, Маркиан Фролов уезжает к родителям в Киев. Продолжая в Киевской консерватории совершенствовать свое пианистическое мастерство у Ф. Блуменфельда и И. Турчинского, он профессионально занимается композицией с Р. М. Глиэром. Одновременно приступает к преподавательской работе в Народной консерватории, руководимой Б. Л. Яворским. По словам дочери М. П. Фролова Светланы Маркиановны, именно Болеслав Яворский заразил молодого педагога идеями подвижнического служения музыкальному просвещению. Для получения вузовского диплома Маркиан Фролов едет в Петро-градскую/Ленинградскую консерваторию и завершает ее в 1924 г. по классу фортепиано у пианистки И. С. Миклашевской.

Следующие четыре года Маркиан Петрович снова находится в Киеве. Преподает в Музыкально-драматическом институте им. Н. Лысенко, ведет класс фортепиано и музыкально-теоретические дисциплины. Его фортепианные опусы середины 1920-х гг. (прелюдии, «Сказки», «Классическая сюита» в неоклассицистском духе, одночастный концерт) еще не предвещают будущего идейно-стилевого поворота, который наступит в творчестве композитора после переезда на Урал.

В 1928 г. жизнь Маркина Петровича резко меняется, вступая в фазу наивысшего подъема и самых значительных свершений. Он получает приглашение быть преподавателем Свердловского музыкального техникума и вместе с женой и маленькой дочерью перебирается на Урал. Перемена места жительства оказалась толчком к пробуждению не востребованных до этого культуртрегерских талантов музыканта. Почувствовав огромные потенции города, вдохновленный грандиозным размахом промышленного, научного и культурного строительства, М. П. Фролов с энтузиазмом берет на себя миссию организатора музыкальной инфраструктуры Свердловска. С этого момента появляется высокая цель, и во имя ее осуществления он живет и трудится все последующие годы своей недолгой жизни.

В центре уральского периода биографии композитора - открытие в 1934 г. консерватории и руководство новым высшим учебным заведением. Войдя в первую десятку музыкальных вузов СССР, Свердловская консерватория первой в Урало-сибирском регионе стала высшим звеном музыкального образования. В отдаленном от центра крае она реально увенчала ту «трехступенную систему» музыкальных учебных заведений, идею которой разрабатывал Б. Л. Яворский. Будучи учеником Болеслава Леопольдовича, Маркиан Фролов сумел ее осуществить на деле. Он не только вычленил из структуры музыкального техникума Свердловска младшее звено, но и помог сформировать - в пределах одного города - все три, преемственно связанные между собой ступени музыкального образования.

Для обеспечения консерватории преподавательскими кадрами М. П. Фролов активно использует свои ленинградские и киевские связи, неустанно и вполне результативно агитируя бывших коллег переезжать на Урал и работать в молодом вузе. Ленинградские музыканты вспоминали о том, как он появлялся у них и с воодушевлениием рассказывал о перспективах работы в новой консерватории. Сам Маркиан Петрович вынужден был поначалу вести целый спектр дисциплин: композицию и фортепиано, предметы историко-теоретического цикла. Все первые годы он являлся еще и заведующим кафедрой композиции и теории музыки.

Не прекращал Маркиан Петрович и писать музыку: уральскую тему продолжила симфоническая картина «Седой Урал», написанная в 1936 г., - в год открытия филармонии, создание которой тоже не обошлось без его участия.

Черная полоса 1937 г. едва не перечеркнула всю жизнь Маркина Петровича: известно, что яркие личности - те, кто был «на виду» - чаще всего оказывались жертвами сталинского террора. За исключением из партии и снятием с должности в те годы однозначно следовал арест, но М. Фролова спасли некоторые деятели из партийного руководства. Не отвернулись и верные ему сотрудники консерватории: на фотографиях конца 1930-х гг. Маркиан Петрович неизменно снят в тесном окружении консерваторских педагогов, морально поддерживающих главу вуза.

К 1939 г. положение Маркиана Петровича снова укрепляется. Он утвержден в звании профессора, возглавляет сформировавшееся в Свердловске отделение Союза композиторов и получает заказ из Бурятии на создание первой нацинальной оперы. Выезд с семьей в Улан-Удэ, изучение фольклора и увлеченная работа на новом, еще никем не тронутом материале приводит к успешному результату. Опера «Энхе - Булат-батор» по мотивам национального эпоса закончена в мае 1940 г. В том же году она была показана в Москве на открытии Декады бурят-монгольского искусства и стала знаковым сочинением для республики: ежегодно этой оперой открываются сезоны в оперном театре Улан-Удэ. За создание оперы М. П. Фролов был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Свои волнения и тревоги этих лет он отразил в очень личной по тону высказывания, любимой самим автором фортепианной сонате.

В Свердловске Маркиан Петрович возвращается к руководству кафедрой и к преподавательской деятельности. К этому времени в его классе по композиции появляются первые выпускники. Среди них есть уральцы - Б. Д. Гибалин, Г. Н. Белоглазов, Н. М. Хлопков и буряты - Д. Д. Аюшеев, Б. Б. Ямпилов, Ж. А. Батуев, ставшие основателями национальной композиторской школы Бурятской АССР.

В годы Великой Отечественной войны, когда в трудных и стесненных условиях в одном здании работали сразу две консерватории - Свердловская и Киевская, гостепреимный дом Фроловых часто бывал местом сердечных встреч со знакомыми киевлянами. Особенно теплые отношения связывали Маркиана Петровича с его педагогом по композиции Р. М. Глиэром, которому он всячески старался помочь в период вынужденного пребывания в эвакуации. Понимание необходимости поддержать силы и мужество соотечественников стимулировало в военное время творческую активность М. П. Фролова. Он пишет поэму-кантату «Русь» для хора, солистов и симфонического оркестра, хор «Отчизна», песни «Клятва уральцев», «Уральцы бьются здорово», «Письмо с Урала».

В 1943 г. после освобождения Киева украинская консерватория возвращается на родину, и М. П. Фролов снова назначается ректором. Его главным делом в этот, вторичный период руководства вузом стало создание при консерватории национальных студий: башкирской, бурятской, якутской.

Студии были открыты в 1944 г. - в год десятилетия вуза. Однако сам ректор был уже смертельно болен. Осенью юбилейного учебного года общевузовское собрание проходит без него. Единодушный порыв коллектива, стремящегося поддержать Маркина Петровича, вылился в общее письмо, адресованное ему в больницу. Трогают строки сочувствия и обещание «...устранить все недостатки, чтобы Свердловская консерватория, для которой Вы так много сделали, заняла достойное место в семье музыкальных вузов нашей страны».

Маркиан Петрович ушел из жизни 30 октября 1944 г., думается, уверенный в будущем росте и развитии музыкального вуза - флагмана продвижения высшего музыкального образования на огромном пространстве Урало-Сибирского региона страны. Подвижничество, чувство долга, смелость, воля, самоотдача и благородная цель - вот те слагаемые, которые стали определяющими на пике судьбы Маркиана Петровича Фролова и нашли свое приложение в осуществлении главного дела его жизни - открытии Уральской государственной консерватории имени М. П. Мусоргского.

(По материалам книги "Уральская государственная консерватория имени М П. Мусоргского 75 лет истории")